Россия вместе с Ираном борется с терроризмом

Бейрут, 12 сентября, ИРНА – Cпустя 6 лет после начала гражданской войны в Сирии посол РФ в Ливане сказал, что Россия с сирийской армией и Хезболлой являются союзниками по борьбе с терроризмом, и это главная цель Москвы в регионе.

В эксклюзивном интервиью ИРНА во вторник посол РФ в Ливане Александр Засыпкин заявил: "Россия считает Иран своим партнёром по многим вопросам. Обе стороны тесно взаимодействуют в борьбе с терроризмом, и мы верим, что вместе с Ираном мы боремся с терроризмом".

Он сказал, что Израиль обеспокоен участием Ирана и Хезболлы, но Россия призывает к уничтожению террористов в Сирии, поэтому мы работаем со всеми, кто сражается с террористами.

Он также отметил: "Приоритет России – борьба с террористами ДАИШ (ИГИЛ), «Джебхат Ан-Нусрой» и связанными с ними группировками. Мы работаем с сирийской армией и всеми её союзниками, в том числе с Хезболлой, и не признаём западные резолюции о террористическом характере Хезболлы".



Полный текст интервью:

Вопрос: Александр Сергеевич, начиная с недавних событий в Сирии и бомбардировки израильскими боевиками центра сирийской армии, многие аналитики считают, что этот шаг был посланием Израиля к Россие. Как Россия относится к этому событию?

Ответ: У меня нет информации об этом, и я не смотрю на события с этой точки зрения. Проблема израильских бомбардировок существовала и до того, как Россия присутствовала в Сирии, ситуация не изменилась по сравнению с прошлым. Цели России в регионе определены, у российских сил есть чёткая цель, и борьба с терроризмом в приоритете. Но по отношению к Израилю Москва и Тель-Авив договорились, что между ними не будет воздушного столкновения. Бомбардировки связаны с Сирией и Хезболлой, это не касается России.

Вопрос: Но эти бомбардировки нацелены на сирийскую армию и Хезболлу, которые являются союзниками России?

Ответ: Я повторяю, мы договорились с Израилем о том, чтобы между нами не было воздушного столкновения. Мы с сирийской армией и Хезболлой являемся союзниками по борьбе с терроризмом, и это главная цель России в регионе. Но я не могу комментировать, сколько одновременно происходит других атак и насколько они могут повлиять на текущие операции, так как я не военный эксперт. Маловероятно, что эта бомбардировка содержит какое-либо послание для России. Я думаю, что послание связано с другой стороной вопроса. Что касается России, то у нас нет конфликта с Израилем. В первые дни присутствия России в Сирии между Россией и Израилем была достигнута договорённость, согласно которой стороны договорились избегать воздушного столкновения. Наша позиция совершенно ясна. Мы не хотим, чтобы наше присутствие в Сирии привело к столкновению между Россией и Израилем, и нашим приоритетом является борьба с терроризмом и освобождение территории Сирии от терроризма.

Вопрос: Получил ли Израиль гарантии у России для предотвращения присутствия Хезболлы и сирийской армии на юге Сирии?

Ответ: Мы ничего не слышали об опасениях Израиля в отношении прогресса сирийской армии. Мы слышали разговоры об Иране и Хезболле.

Вопрос: Господин посол, означает ли это, что у Израиля нет возражений против присутствия сирийской армии на границах с Голанскими высотами?

Ответ: Вопрос о Голанских высотах связан с арабо-израильским конфликтом, и Россия пытается положить конец конфликту миротворческими операциями. Сегодняшние события связаны с вооружёнными группами, а цель сирийской армии и её союзников – освободить все территории Сирии от террористов.

На наш взгляд, сирийский суверенитет на всей территории страны означает отсутствие какой-либо сторон на территории Сирии. Дело в том, что перспектива Израиля отличается от перспективы России. Израиль обеспокоен присутствием Ирана и Хезболлы, но мы призываем к уничтожению террористов в Сирии, поэтому работаем со всеми теми, кто сражается с террористами.

Вопрос: Считаете ли вы возможным, что Израиль нападёт на Сирию или на Хезболлу, чтобы компенсировать то, что он считает своим поражением в Сирии?

Ответ: Правильно, Израиль опечален событиями в Сирии, но у меня нет никакой информации о том, что он собирается начать войну. Лично, я считаю, что в нынешней ситуации нет повода для того, чтобы начать войну, равно как и нет никаких оснований для того, чтобы показать существование такой возможности.

Вопрос: Существует информация о том, что Россия намерена использовать право вето против любой резолюции Совета Безопасности ООН, направленной против Хезболлы. Насколько точна эта информация?

Ответ: На нынешнем этапе у нас есть ряд принципиальных позиций. Наш приоритет – борьба с террористами ДАИШ (ИГИЛ), Джебхат Ан-Нусрой и связанными с ними группировками. Мы работаем с сирийской армией и всеми её союзниками, в том числе с Хезболлой, и не признаём западные резолюциио террористическом характере Хезболлы. Мы не признаём Хезболлу террористической организацией. Это принципиальная позиция России, мы объявляем её на всех международных платформах. Я лично не обязан декларировать позицию относительно использования или неиспользования права вето. Это будет объявлено российским руководством и представителем в Организации Объединённых Наций.

Вопрос: Господин посол, вражда Израиля с Ливаном ясна всем, и в то же время у вас хорошие отношения с Ливаном и с Израилем одновременно. Израиль присутствует и в регионе, и в Сирии, а иногда и в конфликтах. Как Россия справляется с этим?

Ответ: Мы договорились с Израилем о том, что воздушного столкновения между нами не будет, и этого нам достаточно. Но в политическом аспекте Россия обсуждает ситуацию со всеми, даже со сторонами, присутствующими в регионе, и это один из основных моментов российской позиции, который даёт возможность влиять на ситуацию в регионе. В Сирии мы работаем с правительством, и в то же время ведём переговоры с турками и саудитами для достижения политического решения. Идея о создании зон деэскалации в Сирии была создана во время контактов с турками, а турки были связаны с сирийскими вооружёнными группами. Россия связана со всеми. Но в случае арабо-израильского конфликта за последние десятилетия мы проводим политику взаимодействия с арабской и израильской стороной для достижения всеобъемлющего урегулирования этого конфликта и разрешения проблемы палестинцев на основе резолюций, принятых Советом Безопасности ООН. На этом этапе Россия продолжает свою политику, мы надеемся избавиться от этих сложных проблем в регионе.

Однако, что касается мира и примирения между арабами и Израилем, то мы предпочитаем справедливый и всеобъемлющий мир, и будем продолжать наши взаимоотношения со всеми сторонами для его достижения.

Вопрос: Вернёмся к сирийской проблеме и полевой ситуации. Что будет дальше после победы в Дейр Эз-Зоре, которую президент Владимир Путин назвал стратегической?

Ответ: За последние годы мы работали в рамках, которые можно рассматривать как наши постоянные политические принципы будущего Сирии. Эти принципы были подкреплены Женевской декларацией и указаны в резолюции № 2254 Совета Безопасности. На основе этих принципов были представлены различные планы и предприняты усилия для проведения Женевских переговоров через Организацию Объединённых Наций, эта тенденция по достижению политического примирения продолжается.

Но что касается полевой ситуации в Сирии, то были попытки достичь соглашения между Соединёнными Штатами Америки и Россией. Прекращение огня стало результатом такого понимания, но американцы в администрации Обамы нарушили его. Мы работали с Ираном и Турцией, чтобы принять решение в Алеппо, и нам это удалось. Именно там были установлены пороговые переговоры, эта тенденция привела к соглашению по 4 зонам сокращения напряжённости. 3 из из них готовы, а переговоры по Идлибу продолжаются.

Мы надеемся, что эта работа будет завершена в будущем. Вскоре в Астане состоится новый раунд переговоров по урегулированию ситуации в Сирии. На этом совещании основное внимание будет уделено подходу к безопасности и полевым операциям, а также диалогу по гуманитарным вопросам. Я хотел бы отметить здесь важный для России вопрос о том, что организация полевых операций в зонах деэскалации является временной ситуацией и не должна иметь особой политической значимости.

Вопрос: Почему нельзя придавать этому положению политическое значение?

Ответ: Я имею в виду, что это временное положение и оно меняется. Это не приведёт к разделу Сирии. Некоторые думают, что идея о создании 4 зон снижения напряжённости направлена на раздел Сирии, но это не правда. Нужно подчеркнуть, что это временное положение, оно не имеет политического значения.



Вопрос: Каким будет политическое положение Сирии в этот период?

Ответ: Политическое положение будет урегулировано путём переговоров между сирийцами. Это получится посредством усилий в Женеве сирийских властей и оппозиции, проживающей за рубежом.

Естественно, разногласие между оппозиционными группами, проживающими за рубежом, является проблемой. Одни оппозиоцинные группы могут сыграть роль в политическом будущем страны, но у ряда из них неприемлемые условия.



Вопрос: Вы говорите об отставке Башара Асада как о предпосылке?

Ответ: Да, на мой взгляд это нереальное условие, которое приведёт к закрытию переговоров. Мы думаем, что сегодня имеется борьба с терроризмом. Следует отметить, что нельзя говорить об изменении политического режима и отставке Башара Асада. Мы надеемся, что международные переговоры в Женеве продолжатся и преведут к позитивным результатам.



Вопрос: Как оцениваете политику Саудовской Аравии в Ливане и Сирии? Думаете ли вы, что Эр-Рияд намерен изменить свою политику в этих странах?

Ответ: Прежде всего, мне хотелось бы упомянуть о политике России, которая состоит в проведении переговоров с всеми странами, включая Саудовскую Аравию. Несмотря на наши разногласия с Эр-Риядом в связи с сирийским вопросом, мы будем продолжать свои конструктивные переговоры с ним.

Мы стремимся не к развыву отношений, а к взаимодействию. У нас взаимные интересы с Саудовской Аравией и другими странами в Персидском заливе, существует двусторонное сотрудничество между нами.

Мне кажется, что саудовская сторона уже не думает о Сирии без Асада, но этого недостаточно. Мы ценим действия, а не заявления. Надеемся, что Саудовская Аравия окажет влияние на оппозицию. Оказание помощи террористам должно немеделенно прекратиться, и мы в дальнейшем посмотрим, каким будет подход Саудовской Аравии в отношении Сирии.



Вопрос: Вы говорите об относительном изменении политики Саудовской Аравии, и с одной стороны мы видим признаки нового подхода Эр-Риада в отношении Тегерана, но с другой стороны есть высказывания саудовского министра по делам Персидского залива Самера Аль-Сабхана против ливанской Хезболлы. Как вы объясняете это противоречие?



Ответ: На самом деле есть усилия по улучшению связей между Тегераном и Эр-Риядом, но заявления Аль-Сабхана и Аль-Джубейра противоречат этим позитивным шагам.

У меня нет ответа, всё непоняно и неизвестно. Лично я не понимаю почему Аль-Сабхан говорит, что ливанский народ должен выбрать, хочет он быть на стороне Хезболлы или против неё. Это высказывание означает призыв к разделению Ливана. На мой взгляд, мирове сообщество должно способствовать достижению национального взаимопонимания.



Вопрос: Говоря о российко-американских отношениях, можно сказать, что Вашингтон и Москва будут взаимодействовать по вопросу о Сирии, несмотря но свои разногласия?



Ответ: Мы надеемся, что нынешние проблемы не окажут негативного влияния на проблему Сирии. Россия готова взаимодействовать с США даже по одному вопросу.

К сожалению, сейчас господствует негативная атмосфера, американцы не стремятся к сотрудничеству с Россией. Введеня санкции против России, они намерены оказать давление на нашу экономику. Украинские власти не выполняют Минское соглашение, и США поддерживают Киев, так как эти действия оказывают негативное влияние на Москву. Дело в том, что у нас нет единогласия по многим вопросам. Позиция США только по некоторым вопросам, в частности, по Сирии, целесообразна. События на фронтах в интересах сирийской армии и её союзников, сегодня достигнуты достижения на переговорах в Астане.

Американцы хотят стабилизировать ряд своих военных баз в Сирии, но у России чёткая позиция по этому вопросу, мы верим, что любое военное действие без координации с правительством Сирии является нелегальным.

Военные действия США в Сирии, даже их антитеррористические действия нелегальны. Также мы являемся свидетелями беспричинных бомбардировок США по Сирии, в результате которых погибло много мирных сирийских граждан. Россия осуждает такие действия США.



Вопрос: Вы уверены в позиции США в отношении соглашения по Сирии?

Ответ: Мы должны действовать тщательно и осторожно в отношении изменении подхода США в Сирии. Раньше они наносили удары по военным базам Сирии под предлогом использования химического оружия, и такие события могут повторяться в дальнейшем. Есть возможность повышения напряжённости и изменения позиции. Сейчас Движение сопротивления и Россия одержали победу в войне, но надо поступать осторожно в связи с новым подходом США.



Вопрос: Как вы оцениваете утверждения США о нарушении Ираном безопасности и стабильности в регионе? Какова позиция России в отношении таких заявлений?



Ответ: Честно говоря, Россия считает Иран своим партнёром по многим вопросам. Обе стороны тесно взаимодействуют по борьбе с терроризмом, и мы верим, что вместе с Ираном мы боремся с терроризмом.

Но утверждения США и Израиля проистекают из интересов этих двух стран. Мы призываем все страны установить безопасность в регионе и избегать экспансионистской политики. Иран, безусловно, намерен восстановить безопасность в регионе.

Когда произошли события в Тунисе, Египте, Ливии и Сирии, в эти страны вошли террористические группировки, предоставили оружие оппозицинным группам и поддержке террористов. Они думали, что сирийское правительство будет свергнуто в течение 1-2 недель. Но Иран, Россия и Движение сопротивления поддержали правительство Сирии. А те, которые помогали террористам против законного правительства Сирии, начали говорить о вмешательстве во внутренние дела Сирии. Нам нельзя забывать эти факты.















*9392*9409

/*

برچسب ها

باشگاه مخاطبان ایرنا

Name *
Email
Captcha
ارسال یادداشت Send